Воробьев андрей иванович. Академик Андрей Воробьёв: Успеха достигают жадные до науки, а не до денег Воробьев иван андреевич гематолог

Воробьев Андрей Иванович, доктор медицинских наук: биография, семья, научная деятельность

Воробьев андрей иванович. Академик Андрей Воробьёв: Успеха достигают жадные до науки, а не до денег Воробьев иван андреевич гематолог

Академик Андрей Иванович Воробьев внес неоценимый вклад в развитие отечественной медицины. Он – крупнейший современный гематолог и ведущий ученый в области болезней крови. Под руководством врача разработаны различные методики лечения онкологии, благодаря которым удалось спасти жизни десятков тысяч больных.

1 ноября 2018 г. академик отметил свой девяностолетний юбилей. За свою жизнь он успел многое: прошел репрессии и войну, стоял у истоков советской медицины и спасал ее в годы перестройки. О судьбе этого выдающегося человека расскажем в статье.

Биография

Андрей Иванович Воробьев появился на свет в Москве 01.11.1928 г. Его родители, тоже коренные москвичи, Иван Иванович и Мирра Самуиловна, познакомились во время учебы в коммерческом училище, где и зародилась их любовь.

Затем они вместе поступили в МГУ на медицинский факультет и вступили в партию большевиков. Поженились после возвращения Ивана Ивановича с Гражданской войны, в 1920 году.

В 1922-м родилась дочь Ирина, а через шесть лет – сын Андрей.

Родители Воробьева занимались наукой, но при этом были активными коммунистами. В декабре 1936 г. отца расстреляли по чьему-то доносу, а мать арестовали и посадили в одиночную камеру Лубянской тюрьмы. В 1937 г. ее осудили на десять лет лагерей и отправили на Колыму.

Так, в возрасте восьми лет Андрей Иванович Воробьев стал, можно сказать, сиротой. Детство он провел в интернатах, но это не помешало ему окончить школу с золотой медалью, правда, с опозданием. В 1947 г.

юноша поступил в Первый московский мединститут. В числе его преподавателей были Виталий Попов, Владимир Виноградов, Владимир Василенко, Александр Мясников.

В 1953-м Воробьев получил диплом, и с этого времени началась его врачебная деятельность.

После окончания института Андрей Иванович по распределению работал в Волоколамской больнице, где был одновременно и педиатром, и терапевтом, и акушером, и даже патологоанатомом. Именно там молодой врач первым в стране сделал обменное переливание крови новорожденному с гемолитической желтухой. С этого начался его путь как гематолога.

В 1956 г. доктор Андрей Иванович Воробьев поступил в ординатуру Института усовершенствования врачей, где его учителем был Иосиф Кассирский. Под руководством этого ученого-клинициста Воробьев защитил кандидатскую и докторскую диссертации. В 1960-х гг.

, в ходе научных исследований гематолог обнаружил, что при различных анемиях появляются популяции измененных эритроцитов.

Это наблюдение впоследствии было положено в основу разработки методики определения уровня гемоглобина и гипотезы о шунтовом кроветворении.

1960-е годы

В середине 60-х гг. Андрей Иванович Воробьев был послом мира в Кувейте. По возвращении стал работать в Институте биофизики Минздрава СССР, в должности заведующего клиническим отделом.

Вместе с коллегами он занимался радиационной медициной и лечением лучевой болезни.

Ученые нашли новое решение по биологической дозиметрии, которое позволяло выявить дозу радиации, не только воздействующую в целом на организм, но и на его отдельные участки.

На рубеже 70-х гг. в гематологии страны произошло большое событие: врачи под руководством Андрея Ивановича Воробьева вылечили первого ребенка в СССР, болеющего острым лейкозом.

Новая должность

В 1971 г., после смерти Кассирского, ученый занял его место и стал заведующим кафедрой интенсивной терапии и гематологии в Институте усовершенствования врачей. Там он проработал вплоть до 2018 года.

В 70-х гг. Воробьева включили в состав консультантов Главного управления советского Минздрава, которые занимались лечением высокопоставленных пациентов. В 1978 г.

Андрею Ивановичу довелось возглавить бригаду специалистов, сопровождавших в полете на родину президента Алжира Хуари Бумедьена, который заболел во время визита в Москву. В небе состояние алжирского лидера ухудшилось, и он потерял сознание.

В течение месяца советские медики боролись за его жизнь, но все усилия оказались безуспешными.

Чернобыль и Спитакское землетрясение

В 1986 г., когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, Андрей Иванович Воробьев возглавил правительственную медицинскую комиссию по оказанию помощи пострадавшим.

Он принимал облученных пожарных и проводил интенсивную терапию.

Кроме стерильных условий и антибиотиков, больным требовалось большое количество донорских тромбоцитов, а в то время заготавливать их умели только врачи, которыми руководил Воробьев.

https://www.youtube.com/watch?v=nu7lqIHCAmE\u0026list=PLjbi7wiQBQUkasByNTjTSqJfi_t2tZ2g2

В 1987 г. Андрей Иванович был избран академиком АМН СССР, и в этом же году его назначили директором Института переливания крови и гематологии, который позже был преобразован в Гематологический научный центр РАМН. На этом посту ученый проработал до 2011 г.

Когда в 1988 г. случилось разрушительное землетрясение в Армении, академик Андрей Иванович Воробьев и бригада сотрудников института вместе с автопоездом, заготавливающим донорскую кровь, отправились на место трагедии. Там наши специалисты успешно реализовали наработки по интенсивной терапии в случае синдрома длительного сдавливания. Благодаря этой методике удалось спасти сотни пострадавших.

На посту министра

В 1990-1991 гг. Андрей Иванович Воробьев избран народным депутатом. В августе 1991-го на радио «Эхо Москвы» он открыто выступил против попытки государственного переворота. Вскоре ему предложили занять должность министра здравоохранения нового государства, и он согласился.

Однако на этом посту академик пробыл недолго. В стране был принят закон о медицинском страховании, радикально меняющий функции и структуру охраны здоровья граждан. Положения этого документа расходились со взглядами Воробьева, который считал, что медицина должна быть общедоступной и бесплатной. В итоге он ушел с поста министра и продолжил научную деятельность.

Андрей Иванович Воробьев вернулся на работу в институт и занялся развитием двух направлений: формированием современной интенсивной терапии и лечением опухолей крови. В 2000 г. его избрали академиком РАН Отделения биологических наук.

Достижения

На счету Воробьева много научных достижений. Он первый в мире создал систему биологической дозиметрии, позволяющую еще до развития основных симптомов заболевания определить его будущую тяжесть. Также ученый внес значительный вклад в разработку методики терапии синдрома сдавливания в случае землетрясения.

В своем гематологическом центре Андрей Иванович сформировал бригаду помощи, которая в масштабах всей страны занималась акушерской практикой остановки кровотечений у родильниц с использованием массивных трансфузий свежезамороженной плазмы. Раньше для этих целей применялась цельная кровь, что часто вело к смерти пациенток от массивных кровопотерь. В результате новой акушерской практики количество таких смертельных случаев сократилось в два раза.

Академик Воробьев достиг успехов в лечении лимфосарком различной локализации, которые ранее считались неизлечимыми. Он смог добиться стойких ремиссий на первом цикле программ высокодозной терапии. Кроме того, Андрей Иванович разработал схему кроветворения, на основе которой сейчас строятся все современные работы по лейкогенезу.

За время работы академик создал около четырех сотен учебных пособий и монографий. Под его руководством защищено более пятидесяти диссертаций, из которых пятнадцать докторских.

Семья

Андрей Иванович Воробьев еще во время учебы в институте женился на девушке по имени Инна Павловна Коломойцева. В 1953 г. у них родился первенец Иван, а в 1958-м на свет появился Павел.

Оба сына тоже стали врачами. Старший – биолог, заведует лабораторией в МГУ. Младший трудится в Медицинской академии Сеченова.

У Воробьева двенадцать внуков, из которых пятеро также связали свою жизнь с медициной.

Супруга Андрея Ивановича умерла в 2001 г. Впоследствии академик женился на Александре Михайловне Кременецкой. Она – врач-гематолог.

Совсем недавно, 01.11.2018 г., Воробьеву исполнилось девяносто лет. Он уже очень слаб, практически не ходит, не может читать и писать. Радует то, что рядом с Андреем Ивановичем находятся его близкие люди: жена, сыновья и внуки, которые заботятся о нем и делают все, чтобы жизнь выдающегося ученого продолжалась.

Источник: https://FB.ru/article/445783/vorobev-andrey-ivanovich-doktor-meditsinskih-nauk-biografiya-semya-nauchnaya-deyatelnost

Академик Андрей Воробьёв: Успеха достигают жадные до науки, а не до денег. | Будем Здоровы

Воробьев андрей иванович. Академик Андрей Воробьёв: Успеха достигают жадные до науки, а не до денег Воробьев иван андреевич гематолог

Говорят, в России не умеют лечить онкологических больных. Но в Гематологическом научном центре РАМН полностью излечивают целый ряд онкозаболеваний.

#begun-default-css { display: none ! important; }

Его руководитель академик Андрей Воробьёв считает, что, если наши врачи будут соблюдать простые правила врачебной этики, а россияне не станут собственноручно гробить своё здоровье, мы сможем победить многие болезни.

Кража

«AиФ»: – Андрей Иванович, первый вопрос подсказала наша «аифовская» почта. Читатели жалуются, что при якобы бесплатной медицине в России без конвертика с деньгами врач с тобой нормально разговаривать не станет.

Андрей Воробьёв: – Врачи в этом смысле не исключение. Эпидемия взяточничества сразила в стране все профессии. Моё мнение: брать у больного деньги – это преступление. Кража.

Мне некоторые возражают, ну, Андрей, это же благодарность. Или:«Каждый труд должен быть оплачен». Нет. Вот существует частная врачебная практика.

Там берите деньги, но опять-таки не в конверте, а официально платите налоги.

https://www.youtube.com/watch?v=7rodOMehCBA\u0026list=PLjbi7wiQBQUkasByNTjTSqJfi_t2tZ2g2

Я работаю врачом более полувека. Ситуация, о которой вы говорите, итог последних 20 лет. В стране наплевали на гуманистические идеалы. Раньше считалось, что общее благо дороже личного. Теперь наоборот.

Представьте, вам каждый день долбят по черепу, что надо побольше зарабатывать денег. Говорят это те самые люди, которые во время дефолта ограбили миллионы россиян. Они продолжают учить народ, как ему жить.

Вот еду утром на работу и вижу рекламный плакат, где предлагают приобрести имение на берегу Волги. Нашу Волгу они продают в частные руки! Как же так? Следующий плакат – смазливая девица обещает развлечения «по-мужски».

Но я нигде не видел плаката «Берегите своё здоровье с помощью нашей родной медицины». А ведь врач «варится» в этом обществе, и не каждый способен сопротивляться идеологии, когда деньги – мерило ценности.

«AиФ»: – Страшно, если врачи станут видеть в лечении больного лишь источник заработков…

А. В.: – Это страшно и для больных, и для общества, и для медицинской науки в целом, потому что в науке преуспевают бессребреники. Ещё Гиппократ, говоря о враче, указывал на необходимость презрения к деньгам, совестливости и скромности. Признаться, в 90-х гг.

я думал, что науке в нашей стране пришёл конец. Но сейчас появилось столько талантливой молодёжи! Правда, свежая научная кровь течёт в основном не из столицы. У меня работают доктора из Мурманска, Архангельска, Еревана, Томска, Бишкека, Махачкалы, Хабаровска, Ижевска, Перми, Ульяновска.

Люди действительно жадные до науки.

Обуздать смертность

Сегодня отечественные доктора способны вылечивать болезни, которые ещё пять лет

назад считались смертельными.

«AиФ»: – Простите, но вряд ли в вашем учреждении обходится без тех самых конвертиков.

А. В.: – Поймать с поличным в этом – не просто. Но, когда до меня дошли сведения, что один сотрудник этим увлекается, я сделал всё, чтобы он больше в институте не работал. С другой стороны, государство не должно ставить врача в столь унизительное положение, когда он не может прокормить семью.

Я помню начало 90-х гг., когда из-за всеобщего развала наш институт оказался на грани выживания. Например, завлабораторией получал 1-2 тыс. руб. в месяц, этого даже на транспорт не хватало. А речь шла об учёных, которых звали к себе работать ведущие институты мира. Я не мог позволить, чтобы они уехали.

Не постеснялся написать письмо в Германию коллеге Фолькеру Дилю: «Погибаю, помоги, мне нужно хотя бы 1-2 месяца продержаться, потом найду какие-то выходы».

Фолькер развернул у себя в стране кампанию, и для нас собрали 4 огромные фуры, там было всё – медикаменты, еда, одежда, вплоть до рубашек с монограммой, которые передала семья канцлера Конрада Адэнауэра.

Мы выжили, сохранили преемственность научной школы. Теперь уже к нам за опытом обращаются из-за границы.

«AиФ»: – А с российскими провинциальными клиниками вы этим опытом делитесь?

А. В.: – Конечно. Именно так в 90-е гг. в стране удалось обуздать смертность среди родильниц. Только представьте, в роддомах у нас умирало в 8 (!) раз больше женщин, чем в Европе. Врачи Гематологического центра очень быстро разобрались, в чём дело.

Речь шла о тяжелейших кровопотерях, которые лечили традиционно переливанием крови, а надо было лечить переливаниями свежезамороженной плазмы. Написали инструкцию, с которой объехали все крупные российские города. Смертность упала вдвое по стране, а в Москве – в 4 раза.

Сейчас появились выдающиеся успехи в лечении опухолей системы крови. Это ряд заболеваний, которые 5 лет назад считались смертельными. А сегодня излечиваются на 80-90%. Чтобы распространить опыт нашего института на всю систему здравоохранения, мы недавно перешли из ведомства Академии меднаук в Минздравсоцразвития.

Роковое лекарство

«AиФ»: – Как опытный врач, дайте нашим читателям несколько советов, которые продлят им жизнь.

А. В.: – Бросайте курить. Основная раковая болезнь у российских мужчин – рак лёгких. Не советую загорать на солнце. И не принимайте анальгин. В большинстве развитых стран это лекарство уже давно не используют. Я в своё время выдержал нешуточные бои с фармацевтической мафией.

Мне скажут, что это лекарство сбивает температуру. Да, но при этом оставляет человека иммунологически беззащитным перед инфекцией. А это может привести к худшему. При высокой температуре применяйте физические методы охлаждения. Мокрая простыня, обтирание водкой, в больницах в вену вводят солевые растворы.

И снижать температуру надо не до 36,6°, достаточно до 38-39. Вреден и парацетамол.

«AиФ»: – Андрей Иванович, вы в своё время принимали участие в лечении первого президента России. При этом не были поклонником Бориса Николаевича как политика. Сложно работать при таких обстоятельствах?

А. В.: – Вы поймите: меня приглашали как профессионального врача. И, даже если вообразить фантастическую ситуацию, что меня пригласили к больному Сталину, при всём негативном отношении к этой личности я бы лечил его по всем правилам.

Дело во внутреннем мире врача: если он видит больное существо, он будет помогать. А помогать вполсилы нельзя.

Досье

Воробьёв А. И. родился в 1928 г. в Москве. Закончил 1-й Московский мединститут. Карьеру врача начал в районной больнице. В 1972 г. вместе с коллегой М. Бриллиант  впервые в СССР вылечил детей от острого лимфобластного лейкоза. Академик РАН, доктор медицинских наук. Два сына Андрея Ивановича также занимаются наукой, защитили докторские. Работают в Москве.

Ег”,”word_count”:945,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: https://maxpark.com/community/556/content/539866

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.