Полярный летчик анатолий ляпидевский. Ляпидевский Анатолий Васильевич – биография. Генерал-майор авиации Летчик

Анатолий Ляпидевский: человек из легенды и легенда о человеке

Полярный летчик анатолий ляпидевский. Ляпидевский Анатолий Васильевич - биография. Генерал-майор авиации Летчик

23 марта 1908 года родился Герой Советского Союза №1, один из самых знаменитых обладателей этого звания

За 60 без малого лет звания Героя Советского Союза были удостоены более 12 тысяч человек. Имена многих из них на слуху и по сей день. Но начинается перечень всегда неизменно – с семерых первых, кто был удостоен этого высокого звания в 1934 году: Михаил Водопьянов, Иван Доронин, Николай Каманин, Сигизмунд Леваневский, Анатолий Ляпидевский, Василий Молоков и Маврикий Слепнев.

Указ о присвоении звания Героя Советского Союза семерым летчикам не ранжировал награжденных: они были перечислены в нем единым списком. Но когда пять лет спустя по решению Сталина появился особый отличительный знак для героев — медаль «Золотая Звезда», ранжирование все-таки произошло.

И 4 ноября 1939 года эту награду с порядковым номером 1 получил свежеиспеченный выпускник Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского полковник Анатолий Ляпидевский. Ему тогда был всего 31 год.

Он родился 23 марта 1908 года и до своих восемнадцати лет не помышлял ни о военной службе, ни о небе…

Анатолий Ляпидевский со спасенными девочками с парохода «Челюскин» Кариной Васильевой и Аллой Буйко. 1934 год.
Источник: http://elib.biblioatom.ru

«Я знаю, что твой отец был поп»

В своей автобиографии Ляпидевский сам писал, и это широко разошлось благодаря его биографам, что его отец, Василий Иванович, «работал учителем в станице Белоглинской Кубанской области. Здорово пил… В 1914 году отец, чтобы не идти в армию, пошел в псаломщики, потом стал дьяконом».

Так и закрепилось в советской историографии: летчик Анатолий Ляпидевский — сын сельского учителя.

И только много позже выяснилось, что на самом деле будущий Герой Советского Союза №1 родился в семье потомственных священников и, не случись Октябрьской революции с ее атеистическим настроем, скорее всего, парень пошел бы по стопам своих предков.

В подтверждение можно привести историю, которую многие исследователи тоже считают легендарной, но о которой рассказывал сам Анатолий Ляпидевский.

В своих воспоминаниях он приводил такой случай на приеме по случаю присвоения ему и шестерым его товарищам новых высших советских званий: «Немногочисленный прием проходил в Георгиевском зале. Неожиданно подошел сам Сталин, который держал в руках бутылку грузинского вина.

Сейчас уже не помню название. Вручив мне свой бокал, сказал: «Что же вы, летчики, пьете по такому торжественному случаю «Нарзан»? Надо пить вино».

После этих слов Иосиф Виссарионович сделал основательный глоток прямо из бутылочного горла, а потом обратился ко мне вполголоса со следующими словами: «Запомни, Анатолий, я знаю, что твой отец был поп, и я сам почти поп, недоучившийся, так что можешь ко мне всегда обращаться по любому поводу».

Полковник Анатолий Ляпидевский — выпускник Военно-воздушной инженерной академии
им. профессора Н.Е. Жуковского, 1939 год. Источник: http://www.polarpost.ru

Между морем и небом

Еще одна легендарная история, связанная с Ляпидевским, — о том, как в 1926 году он хотел поступить в военно-морское училище, но не сумел, поскольку был «непролетарского» происхождения.

Тогда, дескать, кто-то из сотрудников военкомата и посоветовал юноше подать документы в летно-техническую школу: авиация требовала на порядок больше молодых кадров, и там не так пристально смотрели на анкеты курсантов.

Однако сам Ляпидевский в своих воспоминаниях и интервью рассказывал другую версию. В ранних вариантах автобиографии он просто писал, что в 1924 году переехал в Ростов, где познакомился с летчиком Жигаловым.

«Мы целыми ночами разговаривали о летном деле. Я и раньше интересовался воздушным флотом. И вот, встреча с Жигаловым окончательно навела меня на мысль о летной школе. Я решил поступать в школу летчиков.

В летную школу меня рекомендовал райком комсомола».

Генерал-майор Анатолий Ляпидевский в парадном мундире, конец 1940-х.
Источник: https://topwar.ru

Совсем другую версию сам же Анатолий Ляпидевский излагает в последнем своем интервью, опубликованном 22 марта 1983 года в газете «Советская Россия». Вот с чего начинается рассказ знаменитого летчика: «Я мечтал стать моряком, хотя детство и юность прошли в степной кубанской станице Старощербиновской.

В 1920 году в нашей станице обосновался особый отряд моряков. Тельняшки, бушлаты, бескозырки с золотыми буквами — надо ли говорить, как действовали они на впечатлительные мальчишеские души. Позже, работая на маслобойном заводе, я обратился в комсомольскую организацию с просьбой дать направление на флот.

А мне предложили идти в… авиацию».

Из гражданских летчиков — в Герои Советского Союза

О том, с чем может быть связано такое последовательное «легендирование» биографии Анатолия Ляпидевского, можно выстроить логичное предположение, если обратиться к послевоенному этапу его жизни.

До войны и во время нее все достаточно очевидно: в 1926 году — призыв в армию и направление в летно-теоретическую школу в Ленинграде, потом была пройдена Севастопольская школа морских летчиков, последовала служба в строевых частях авиации Балтфлота и инструктором в Ейской школе морских летчиков, а в 1933 году — увольнение в запас и начало работы в Дальневосточном управлении транспортной авиации, полеты по линии Хабаровск – Сахалин, перевод на Крайний Север.

Анатолий Ляпидевский (в центре) среди уходящих на пенсию работников завода №25 Минсредмаша, 1956 год.
Источник: http://elib.biblioatom.ru

Дальше начинается челюскинская эпопея Ляпидевского, которая тоже известна в деталях. В начале 1934 года проводилась подготовка к операции по эвакуации экипажей затертых во льдах пароходов «Север», «Анадырь» и «Хабаровск».

На берегу залива Святого Лаврентия была получена телеграмма с распоряжением принять участие в операции по спасению челюскинцев. 28 вылетов на поиск их лагеря оказались неудачными и последний, 29-й, увенчался успехом.

Эвакуация всех женщин и детей экспедиции (за что знаменитый полярник-радист Эрнст Кренкель наградил своего друга прозвищем «дамский летчик»). Был и еще один вылет к челюскинцам, но он обернулся аварией (отказал мотор). Связи не было, поэтому на время «экипаж пропал без вести».

Возвращение в Уэлен состоялось на собачьей упряжке. Но это обернулось опозданием к концу спасательной операции. Однако вскоре был получен вызов в Москву, где и прошла церемония присвоения звания Героя Советского Союза…

Получение высшей награды и то внимание, которое уделяли героям эпопеи «Челюскина» в Кремле, позволили Анатолию Ляпидевскому добиться направления в академию имени Жуковского. На его рапорте появилась знаменитая резолюция наркома Ворошилова: «Проверить знания тов.

Ляпидевского: если подготовлен — принять, если не подготовлен — подготовить и принять». Проверили — подготовлен.

Через пять лет Ляпидевский окончил академию, вместе со всеми летчиками-товарищами по челюскинской эпопее получил (и опять по протекции Ворошилова) внеочередное звание полковника ВВС — и… ушел из летного состава.

Первые Герои Советского Союза и первые космонавты СССР на встрече, посвященной 30-летию учреждения высокого звания, 1964 год.
Источник: http://elib.biblioatom.ru

Последние предвоенные годы и первый военный год Ляпидевский провел в должности директора московского авиазавода №156, осенью 1941 года эвакуированного в Омск и наладившего там выпуск сначала бомбардировщиков Ту-2 (поскольку изначально завод был опытным производством туполевского отдела ЦАГИ, а потом знаменитой «шарашкой» ЦКБ-29), а после переключившегося на выпуск истребителей Як-7 и Як-9. После того как завод начал стабильную работу, Ляпидевского вернули в Москву, в НИИ ВВС, затем на год — с сентября 1942 года по сентябрь 1943 года — командировали на Карельский фронт, а по возвращении вновь вернули на тот же опытный завод №156 туполевского ОКБ.

Странности начинаются в послевоенное время.

Сначала с должности директора завода Анатолия Ляпидевского перебросили на должность главного контролера Госконтроля СССР: это сразу делает его частью высшей партийно-хозяйственной советской элиты.

Через три года бывший летчик и директор авиазавода вернулся в «свое» министерство авиапромышленности на должность замминистра. А потом вдруг получил «понижение»: был направлен руководить московским авиазаводом №25.

Друзья-полярники: Эрнст Кренкель (слева) и Анатолий Ляпидевский на 60-летии знаменитого летчика, 1968 год.
Источник: http://elib.biblioatom.ru

Анатолий Ляпидевский и атомная бомба

В действительности Ляпидевского направили руководить одним из важнейших заводов в системе создания советского ядерного оружия, но сделали это очень странным образом.

Как вспоминал сын знаменитого летчика, Роберт Ляпидевский, в апреле 1949 года отцу позвонил министр авиапромышленности Михаил Хруничев и сказал: «Ничего не могу понять, Анатолий Васильевич, но приказом вышестоящих инстанций ты снят с занимаемой должности».

Семья решила, что Ляпидевский попал в опалу, но тут последовало новое назначение — совершенно секретное.

На первый взгляд, завод, который принял Анатолий Ляпидевский, занимался далеко не самым секретным делом: разрабатывал и выпускал самолетное электрооборудование и системы управления стрелково-пушечным вооружением.

В действительности предприятие уже год как выполняло спецзаказы знаменитого КБ-11 Министерства среднего машиностроения — нынешнего ВНКИИЭФ, главного (а тогда единственного) разработчика и производителя ядерных боеприпасов.

«Двадцать пятый завод» разрабатывал и делал системы электрического и нейтронного инициирования ядерных зарядов, начиная с самой первой советской атомной бомбы — РДС-1.

Анатолий Ляпидевский в форме генерал-майора авиации в отставке, 1970-е.
Источник: http://stuki-druki.com

С приходом Ляпидевского производство полностью переключилось на эту работу.

Еще через пять лет на базе завода №25, специально для этого переданном из Министерства авиапромышленности в Минсредмаш, был создан филиал КБ-11, который два года спустя стал КБ-25, а со временем — знаменитым ВНИИ автоматики, основной сферой деятельности которого была и остается разработка ядерных боеприпасов и систем их подрыва. А завод стал опытным производством КБ-25, и им по-прежнему руководил Анатолий Ляпидевский.

И не только руководил. Бывший летчик хорошо понимал, что на то, как работает выпущенная его заводом продукция, надо смотреть лично.

Потому и ездил Герой Советского Союза №1 лично на многие испытания ядерного оружия, в том числе и на Новую Землю.

Там, на полярном архипелаге, он присутствовал и 30 октября 1961 года, когда Советский Союз испытал знаменитую «царь-бомбу» — самый мощный ядерный боеприпас в истории.

Анатолий Ляпидевский (в центре) на встрече с летчиками Колымо-Индигирского авиаотряда,
где он когда-то осваивал профессию пилота полярной авиации. Апрель 1979 года. Источник: http://www.polarpost.ru

Это испытание стало последним в карьере Анатолия Ляпидевского как руководителя опытного завода №25. Согласно еще одной легенде, в результате небывалого по мощности ядерного взрыва многие участники правительственной комиссии получили большие дозы. Здоровье Ляпидевского пошатнулось, и он ушел в отставку.

Однако все это не помешало ему вернуться в Министерство авиапромышленности и проработать там еще два десятка лет. С марта 1962 года по апрель 1983 года генерал-майор ВВС в отставке Ляпидевский занимал в ОКБ Микояна должности ведущего конструктора и заместителя главного инженера по капитальному строительству.

А 29 апреля 1983 года его не стало.

Судя по всему, именно послевоенная работа в атомной отрасли и стала причиной ряда изменений в официальной биографии Анатолия Ляпидевского.

Подобное отношение к деталям жизни людей, руководивших секретными заводами и КБ или занимавших высшие государственные и военные посты, в советское время было весьма распространено.

И остается только гадать, сумеем ли мы когда-нибудь точно узнать, кем был отец Ляпидевского, хотел ли будущий летчик стать военным моряком и почему перед назначением на должность директора завода №25 его решили публично снять со всех должностей.

Впрочем, все это не так важно в сравнении с тем, что Анатолий Ляпидевский навсегда останется Героем Советского Союза №1. Как вспоминал он сам, после вручения золотых звезд одним из первых его поздравил радист Эрнст Кренкель, который внимательно прочитал грамоту и сказал: «Толя, будут еще сотни и тысячи героев, но ты всегда будешь первым».

Обложка: https://pinterest.com

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/anatolii-liapidievskii-chieloviek-iz-lieghiendy-i-lieghienda-o-chieloviekie

Ляпидевский Анатолий Васильевич

Полярный летчик анатолий ляпидевский. Ляпидевский Анатолий Васильевич - биография. Генерал-майор авиации Летчик

Герой Советского Союза Ляпидевский Анатолий Васильевич

Парадоксально, но факт: несмотря на то, что звание Герой Советского Союза – самая высокая и почетная награда советского периода, о точном количестве героев споры ведутся по сей день. Называются разные цифры, чаще всего – 12 776.

Дело в том, что многие Герои – личности засекреченные, и награждались, соответственно, тоже секретно. Ни имен, ни свидетельств о награждении. Иные становились Героями под чужими именами. Многие награжденные были впоследствии лишены высокого звания. Немало и тех, кому после реабилитации звезду Героя возвращали обратно.

В общем, путаница велика и работа по уточнению данных продолжается. Зато совершенно точно известно имя человека, который первым удостоился звания Героя Советского Союза – Анатолий Ляпидевский. 23 марта 2013 года исполняется 105 лет со дня его рождения.

Спасениечелюскинцев

Об отважном летчике Анатолии Ляпидевском страна узнала во время спасения челюскинцев. 29 поисковых полетов в пургу и ненастье совершил 25-летний пилот, прежде чем обнаружил вынужденное зимовье участников экспедиции.

5 марта 1934 года, выполнив сложнейшую посадку на льдину, Ляпидевский первым спас двенадцать человек – десять женщин и двоих детей. И уже вслед за ним другие советские летчики вывезли остальных полярников.

Успели вовремя: люди находились на грани гибели, ибо льдина, на которой располагался лагерь Отто Шмидта, раскалывалась и подвергалась сжатиям.

Годы спустя Ляпидевский вспоминал: «Мы готовились к броску на льдину челюскинцев 29 раз.

Вылетали, брали курс и каждый раз возвращались — стихия свирепствовала, мороз доходил до сорока градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щелочки для глаз. Но от холода ничего не спасало.

На самолетах не было и радиосвязи, то есть приходилось полностью полагаться на свой опыт. Но в конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь. Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой — но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров.

Промажу — ударюсь о льды, проскочу — свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда вылетать-то буду?!».

Последний самолет вылетел с льдины 13 апреля 1934 года, а уже спустя неделю, 20 апреля, во всех советских газетах был опубликован правительственный указ о присвоении летчикам Анатолию Ляпидевскому, Сигизмунду Леваневскому, Василию Молокову, Николаю Каманину, Маврикию Слепневу, Михаилу Водопьянову и Ивану Доронину звания Героя. В народе их прозвали «великолепной семеркой». Собственно и само звание было учреждено «под них» – постановлением ЦИК от 16 апреля 1934 года.

По Ляпидевскому не было отдельного постановления, но поскольку в списке он значился первым, его и стали считать Героем № 1. Когда в августе 1939-го учредили Золотую Звезду, то и медаль № 1 досталась ему.

Поповскийсын

Говорят, Сталин относился к Ляпидевскому с большой симпатией. На приеме в Георгиевском зале, где чествовали героев, он подошел к летчикам с бутылкой вина в руках. Увидев, что те пьют нарзан, Сталин отдал Ляпидевскому свой бокал и назидательно произнес: «Раз торжество, надо пить не нарзан, а вино.

Какое торжество без вина!». И сам отхлебнул прямо из горлышка бутылки. А потом сказал: «Запомни, Анатолий, у тебя отец — поп, я сам — почти поп, так что можешь ко мне всегда обращаться по любому поводу». Летчик не растерялся и тут же обратился к вождю с просьбой дать ему возможность продолжить учебу.

Уже через несколько дней нарком обороны Климент Ворошилов поставил на рапорте Ляпидевского о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е.Жуковского свою знаменитую резолюцию: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен — принять, если не подготовлен — подготовить и принять».

Просьба Ляпидевского только на первый взгляд может показаться странной. На самом деле путь для него в академию был фактически закрыт. И именно по той причине, о которой упомянул Сталин, – у Героя № 1 была неблагонадежная биография.

Анатолий Ляпидевский родился в казачьей станице Белая Глина (Краснодарский край). Его отцом был сельский священник, и «поповское» происхождение серьезно осложняло парню жизнь. Детство он провел в Ейске. Работал подручным в кузнице, учеником слесаря, помощником шофера на маслобойне, мотористом косилки. И мечтал о море.

Но в морское училище прошли ребята с «правильным» происхождением, а ему ответили, что «квоты выбраны». Кто-то, пожалев парня, посоветовал идти в Севастопольскую школу морских летчиков, переведенную в Ейск. Что ж, летчик – тоже профессия мужская, решил Ляпидевский.

Однако по окончании школы его — за «непролетарское происхождение» — услали служить на Дальний Восток, в транспортную авиацию. Так, скорее всего, и остался бы он безвестным авиапочтальоном на краю советской империи, если бы по совету друзей не подал рапорт с просьбой зачислить его на службу в только что открывшееся управление Главсевморпути.

А в море тем временем уже вышел пароход «Челюскин» – навстречу своей гибели и… спасению, обессмертившему имя Анатолия Ляпидевского.

Засекреченныйгерой

До войны имя Ляпидевского знал каждый школьник. А вскоре после ее окончания о легендарном летчике как-то сразу «забыли». Не звучали фанфары, не писали газеты. В сталинские времена это не было чем-то необычным.

Звание Героя Советского Союза не защищало от ярлыка «враг народа». Люди исчезали внезапно и навсегда. С портретов, из газет, из памяти. Но случай с Ляпидевским – особый. Анатолия Васильевича попросту «засекретили».

После войны, которую он последовательно прошел заместителем командующего ВВС 19-й армии, начальником полевого ремонта 7-й воздушной армии и директором авиазавода, Ляпидевский откровенно скучал на почетных начальствующих должностях, выражая явное недовольство тем, что не находится ему «настоящего живого дела». Однажды, накануне 1 мая 1949 года, глава авиапромышленности СССР Михаил Хруничев позвонил Ляпидевскому и сообщил, что он освобожден от всех занимаемых должностей без объяснения причин. «Сам ничего не могу понять, Анатолий Васильевич, приказ сверху!» – посочувствовал министр.

Опала длилась два месяца. Ляпидевский остро переживал случившееся. Два месяца не выходил он из кабинета и даже на телефонные звонки не отвечал. Анатолий Васильевич готовился к худшему.

До сих пор приходится слышать мнение, что Ляпидевскому вышла боком публикация в «Огоньке», посвященная 25-летию челюскинской экспедиции.

Мол, завистники продемонстрировали Сталину журнал с парадным портретом летчика-замминистра, чья грудь вся в медалях и орденах, и «отец народов» решил осадить выскочку.

Но, скорее всего, тут имел место один из излюбленных трюков Сталина – перед очередным назначением он таким образом проверял человека «на вшивость».

Назначение вскоре последовало. Герой № 1 неожиданно получил один из руководящих постов в сверхсекретном КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), занятом созданием водородной бомбы.

О своей работе он не рассказывал даже самым близким. Ни сыну Роберту, названному так в честь полярного исследователя Роберта Пири, ни дочери Александре, ни зятю – знаменитому товарищу Сухову, актеру Анатолию Кузнецову.

— А ведь в то время отец был дважды награжден орденом Ленина, но за что конкретно давались награды, никому и никогда не говорил, – вспоминает Роберт Анатольевич. – Просто приходил домой и по солдатской привычке опускал ордена в стакан с водкой. Сами понимаете, в той отрасли ордена давались без лишнего шума. О том, чем он занимался, мы узнали только в 1961 году.

Последнийиз “великолепнойсемерки

30 октября 1961 года об этом узнали все. В тот день над Новой Землей была испытана самая мощная в мире 50-мегатонная водородная бомба, вошедшая в историю под именем Царь-бомба и неофициальным прозвищем «Кузькина мать». Все участники правительственной комиссии получили жесткую дозу облучения.

В том же году Ляпидевский по состоянию здоровья вышел в отставку. Диагноз «лейкемия» не стал для него приговором. Он прожил еще 22 года. Не усидев на пенсии, довольно продолжительное время работал ведущим конструктором в КБ Микояна – руководил разработкой МИГов.

Умер Анатолий Васильевич от банальной простуды, которую подхватил на похоронах Василия Молокова, своего героического товарища, с которым полвека назад вместе спасал челюскинцев.

29 апреля 1983 года Ляпидевского не стало – из «великолепной семерки» первых героев он ушел последним.

Источник: http://planetavvs.ru/sokol-rossii/geroi-stran-sovetov/lyapidevskiy-anatoliy-vasilyevitch.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.